Архив рубрики: Сатира

Сатира Андрея Зацепина.

31 декабря 2014г. Буфет ВР Украины. Юмористическая миниатюра в прозе.

Вечер 31 декабря. Буфет Верховной Рады.

За столиком в углу, у окна, сидит в одиночестве Арсений Петрович Яценюк. Портфель Премьера небрежно лежит на стуле рядом. На столе стоит тарелка с недоеденным бутербродом с ветчиной, и пустая рюмка от выпитого коктеля из спиртного.

Подбородок Премьера подпирает его левая рука. Взгляд Премьера через приспущенные на нос очки устремлен в невидимую точку границы между Украиной и Европой.

В буфет пока ещё уверенным шагом входит Юрий Луценко, осматривается в зале. Подходит к буфетной стойке. Присаживается на стул рядом со стойкой, и спрашивает у хорошенькой буфетчицы Татьяны, женщины среднего возраста, одетой в в светлый фартук и короткое, до колен платье:

- Таня, и давно он так? – Кивает головой в сторону Арсения Яценюка.

Таня, пожимая плечами и грустно по-женски вздыхая, отвечает:
- Давно…

Татьяна выходит из-за буфетной стойки, идет к столику Арсения Петровича. Спрашивает его по-женски участливо и тихо.

— Арсений Петрович, может Вам ещё бутербродов сделать или чего покушать?

Взгляд Арсения Петровича на мгновение фокусируется на буфетчице Татьяне, а затем вновь уходит куда-то вдаль. Он молча и медленно подымает свою правую руку и показывает Тане один средний безымянный палец правой руки.
— Что ещё один коктейль «Куля в лоб»?
Арсений Петрович облегченно и утвердительно кивает головой. Буфетчица уходит, вздыхая и с неодобрением покачивая своими «тугими» бедрами в облегающем её пышные формы коротком платье.

За столиком у окна пьют кофе с пироженными Юлия Тимошенко и Сергей Власенко, влюблено смотря друг другу в глаза.

Рядом за другим столиком уже спит Олег Ляшко, опираясь головой на руки, смешно и тихо посапывая.
За столиком в центре зала парламентского буфета сидят четверо в военной форме: Юрий Береза, Владимир Парасюк, Андрей Тетерук и Семен Семенченко. Семен говорит очередной тост:

- Будьмо!
- Будьмо! Будьмо!Будьмо! – Вторят ему его товарищи по оружию.

У стены за столом сидят народные депутаты: олигарх Александр Онищенко, Андрей Деркач, поющий ректор Михаил Поплавский и бывший спикер Владимир Литвин — все из группы «ВОЛЯ НАРОДУ»! На столе у них нет свободного места от дорогих закусок и спиртного — икра черная и красная, балык, ветчина, осетр, оливки, дорогая водка и шампанское. Всё, что послала им ВОЛЯ НАРОДУ!

В дальнем углу, прямо по диагонали от Арсения Яценюка, за столиком сидят ещё пятеро депутатов. Нестор Шуфрич с повязкой уже на левом глазу, появившейся после общения с избирателями в Запорожье, и с переломанной правой рукой, положенной в гипс после общения с избирателями в Николаеве.

Юрий Бойко в карнавальном новогоднем костюме в черно-белых тонах, как у Пьеро, на голове у него высокий колпак в виде черноморской нефтяной буровой вышки.

Михаил Добкин, который пытается уловить, о чем говорят собеседники и сделать умное выражение своего лица, но после нескольких выпитых рюмок коньяка у него это совсем перестало получаться.

Сергей Левочкин — в костюме кардинала Ришелье.

Рядом с ним сидит и одной рукой пилит ножку бюджетного буфетного стола Виталий Хомутынник. На него начинают обращать внимание присутствующие в зале и даже за столом.

- извините, привычка. – Хомутынник стыдливо прячет в верхний карман своего пиджака свою небольшую пилочку для ногтей.

Слева от буфетной стойки, на небольшой сцене с шестом, топлес и в узких сексуальных стрингах, танцует стриптиз председатель Национального банка Валерия Гонтарева. На неё давно уже никто не обращает внимания.

На сцене также стоит прозрачная коробка, на дне её видно несколько одно долларовых купюр. На самой коробке большими буквами написано: «Сбор на поддержку валютного курса гривны».

Юрий Луценко медленно подходит к этой коробке, опускает в неё 10 грн со словами – Гривну нужно беречь, и идет к столику Арсения Петровича Яценюка. Подходит к столику, присаживается на стул, пытается шутить.

— Сеня, ты зачем усы збрил, дурик?

Яценюк смотрит на Луценко затуманенным и непонимающим взглядом. Тот дружески хлопает Премьера по плечу рукой со словами:

- Ну что ты так убиваешься, Арсений? Ну не дали нам денег в МВФ, ну нет денег в бюджете, займем в штатах или в ЕС.

— Уйди и без тебя тошно, – безвольно мотает головой из стороны в сторону Арсений Петрович Яценюк.
Входит в зал и подходит к буфетной стойке Александр Турчинов. Говорит негромким голосом такую фразу.

— Молилась ли сегодня раба божья, Татьяна?

- Да, отче, молилась. – Утвердительно отвечает буфетчица Турчинову на известный только им обоим пароль, и сразу спрашивает его в ответ.
- Вам как всегда?
Турчинов утвердительно кивает своей наголо обритой головой.

Татьяна наливает стакан молока, затем стакан томатного сока, и … ещё один стакан молока.
Александр Турчинов выпивает залпом стакан молока, за ним стакан томатного сока, затем ещё один стакан молока. Вытирает губы поданной ему салфеткой.

Как это можно пить? – Думает Татьяна.- Не зря люди говорят про него: «Кровавый пастор».

Турчинов думает по-другому.

- А не пригласить ли мне её к себе в кабинет на исповедь?
Минуту размышляет, но уходит один.

Внезапно в буфет шумной компанией входят Дмитрий Ярош, Борис Береза и ещё трое сторонников «Правого сектора» в камуфляже. Все залпом с ходу стреляют в потолок из новогодних хлопушек. Конфети разлетается по всему залу и плавно опускается на пол.

На пол также падают от испуга Шуфрич, Бойко, Добкин, Левочкин и Хомутынник.

Сергей Власенко испуганно прикрывается от грохота хлопушек Юлией Тимошенко.

Андрей Тетерук и Юрий Береза оборачиваются с усмешкой на вошедших. Семенченко и Парасюк быстро встают, приветствуя своих побратимов. Все они братаются, обнимаются, желают друг другу хорошей встречи Нового года.

Аресний Яценюк и Юрий Луценко, опьянев от выпитого спиртного, уже не реагируют на вошедших и на происходящее вокруг них.

Дмитрий Ярош и Борис Береза подходят к буфетной стойке и покупают у буфетчицы Тани несколько бутылок горілки «Бандерівська», несколько кг сала с прорезью, сухой колбасы, зелени, горчицы, хрена, хлеба. Говорят.

- Це побратимам. З Новим Роком! Слава Україне! – Вітають буфетчицу Татьяну.
Та отвечает им: «Героям слава!»

Борис Береза подходит к сцене, где продолжает танцевать стриптиз Председатель Национального банка Гонтарева. Молча кладет в прозрачную коробку 100 долларовую банкноту.

Вся компания «Правого сектора» забирает купленное в буфете, шутят между собой про Гонтареву и уходят.

Внезапно за столом просыпается Олег Ляшко. Осмотрев зал, сразу забирается на свой стул и обращается ко всем:
- Шановні! А чого це Ви тут сидите та їсте? У народу нема чого їсти, нема за що купити їжу, а ви тут сидите та їсте, як скотиняки?! Ану йдіть звідси негайно до народу!

На его слова никто не реагирует. Он спускается со стула и расстроенный уходит из зала буфета.

В дверях он сталкивается с Президентом Украины Петром Порошенко, который входит в буфет быстрым шагом, держа в руке несколько листов бумаги формата А4 с текстом. Подходит к сцене, где замечает танцующую Гонтареву, и говорит ей:

- Уйди … с глаз моих.

Та уходит со сцены, и скрывается за дверями подсобного помещения буфета.

Петр Порошенко подымается на эту небольшую сцену и обращается ко всем присутствующим в зале.

— Шановні, я підготував Новорічну промову для українського народу, ось послухайте, чи все я в ній згадав?

Читает новогоднее обращение к украинскому народу.

- Ну як, друзі? – спрашивает находящихся в зале.

Шуфрич, Добкин, Бойко, Левочкин и Хомутынник аплодируют ему стоя.

Юлия Тимошенко до боли в суставах сжимает своими пальцами кофейную чашку, стоящую на столе, и выдавливает из себя на лице подобие улыбки.

Сеня и Луцик уже не реагируют совсем.

Подымается со своего стула Владимир Паросюк. Говорит, опираясь всем телом на свой стол руками:

— Шановний наш, Петро Олексієвич, якщо Ви сьогодні до 23 години не переробите свою промову, особливо ті слова в ній про добровольчі батальйони, то ми це зробимо за Вас та вже без Вас! – садится на своё место.

Озадаченный и обиженный Петр Алексеевич спускается со сцены и быстрыми широкими шагами выходит из зала буфета.

За окнами буфета плавно и большими хлопьями падает на землю снег.

Время близится к 23-м часам.

Буфетчица Татьяна прячет с витрины в холодильник нарезку колбасы, бутерброды, жаркое и котлеты.

- Граждане, депутаты, прошу Вас покинуть зал, буфет закрывается.

Приходите уже в Новый … год.

© Андрей Зацепин
21-24 декабря 2014г.

Хроники пикирующего бомбардировщика. Часть 7. Эпилог.

Прошёл второй тур выборов Командира.

Наибольший процент от пассажиров набрал Священник. Он уже не снимает костюм Командира, его поздравляет его паства.

Прислали поздравительную радиограмму Медведи, сытые Европейские Свиньи пригласили в гости, позвонил Батько Зайчиков, также поздравил.

Второй пилот пожимает руку, бывший Командир уступает кресло, Штурман нервно вцепилась в штурвал самолёта.
- Не отдам, не отдам, никому не отдам,- нервно произносит Она.- Сколько я сил потратила, ночами не спала, всё мечтала, мечтала, как буду летать…Не отдам, не отдам…

В кабину самолёта заходит Отче. Обращается ко всем:
- Так, где моё кресло?

Бывший Командир быстро встаёт, уступает кресло, пытается напутствовать:
- Садитесь, садитесь, пожалуйста. Вы начните с …
- Слушай, помолчи, А! Обрывает его Священник. Мы уже видели, как ты летал, хватит! ?ди куда-нибудь…
- Куда?- смущенно спрашивает бывший Командир.
- Да куда-нибудь!..- твердо говорит новый Командир.- Что непонятно?

Оборачивается и видит Штурмана.
- Так, а что здесь делает Она?!!
- А не имеете права! Я буду жаловаться!- нервно кричит Штурман.
- Да хоть Папе Римскому, — усмехается новый Командир.- Вам помочь выйти или Вы сами?

Решительно подходит к Штурману.
- Нет, только без рук, только без рук, я сама!- Штурман вскакивает со своего кресла, резко тянет штурвал самолёта на себя – он отрывается.
- Да забирайте, забирайте, не жалко, – выгоняет её новый Командир.- Вам парашют дать, или Вы так выпрыгнете?
- Не надо мне от Вас ничего, я Вас ненавижу, Вы ещё меня вспомните…- Штурман торопливо вышла из кабины самолёта за бывшим Командиром.

Новый Командир говорит Второму пилоту:
- Так, давай быстренько нового Штурмана назначим, а то точно упадём. Уже в пике пошли, а эта … всё топливо потратила, даже штурвал забрала.

В кабину входит бывшая Бортпроводница, спрашивает нового Командира:
- Может Вам чайку?
- Какой чаёк?! Вы ещё здесь, идите за бывшим…

Бортпроводница обиженно уходит.

Новый Командир говорит Второму пилоту:
- Давай мне связь с землёй. Сколько можно пикировать, садиться будем.

В кабину входит новый Штурман.

Новый Командир:
- Ну наконец-то, давай быстрее курс на аэродром, садиться будем.
- Да как же без топлива, без штурвала?
- Ничего на автопилоте, по приборам, Вам же не впервой,- с улыбкой говорит новый Командир.

В салоне пассажиров оживление. По громкоговорящей связи объявили готовиться к посадке. Надеть спасательные жилеты, пристегнуться ремнями.

Один говорит другому:
- Ну, наконец-то садимся. А то всё летим, летим, непонятно куда.
Второй:
- Да хотя бы Отче вырулил, а то с непривычки разобьётся вместе с нами.
- Вырулит, Штурман у него опытный. Да и сам он непромах.

На швейцарской границе двое пограничников видят в небе летящего парашютиста.
- Смотри, кто же это летит?
- А ну, пошли, посмотрим.
Подходят к приземлившемуся парашютисту.
- Слушай, так это же бывший Бортпроводник с того самолёта, что недавно пропикировал здесь!
- Точно. А ну давай проверим его. Может его нам подбросили, как шпиона.

Подходят к парашютисту и, несмотря на его протесты, осматривают его карманы. В карманах находят документы, дипломатический паспорт, валюту и чек на 1,5 млн Евро.
- Ты смотри, какие у него деньги, дипломатический паспорт! Откуда?
- Парашютист что-то пытается объяснить.
- Да что ты его слушаешь. Шлёпнуть его, да и дело с концом. Чек то всё равно не его, украл наверно. Да и документы. Какой он дипломат? Ведь так?- спрашивают парашютиста.
Тот, не понимая, что ему говорят, утвердительно кивает.
- Ну, вот и хорошо.- Уводят его под руки…

В кабине самолёта.

Новый Командир:
- Штурман, как приборы, новый курс? Сесть сможем?
Новый Штурман:
- Сможем товарищ Командир. Спланируем на землю.
Достаёт новый запасной штурвал, вставляет. Говорит про себя:
- Вот ведь, Баба, её ни в какие полёты допускать нельзя. Всё существо её дикое…
Я готов, Командир.
Новый Командир:
- Земля-земля, просим посадку!
Земля:
- Садитесь, ждём.

Самолёт, планируя, садится на землю.
Все радостно поздравляют друг-друга, пассажиры качают нового Командира.
Самолёт Украина сделал посадку.

Уважаемые читатели, на этом мы заканчиваем Хроники пикирующего бомбардировщика. Мы надеемся, что новая команда нашего самолёта Украина, быстро его отремонтирует и мы снова благополучно полетим.
А вот куда?..

© Андрей Зацепин.
25.03.2010г.

Хроники пикирующего бомбардировщика. Часть 6.

Прошёл первый тур выборов Командира.

В кабине самолёта.
Командир обращается ко Второму пилоту.
- Ну, как тебе выборы? Сколько за тебя проголосовало?
Второй пилот.
- Да маловато что-то, около 3%, — сердито снимает наушники, кладёт на колени,- а у тебя?
- У меня в два раза больше, около 6%!- гордо отвечает Командир.- Я же тебе говорил, не ввязуйся…
Штурман, услышав разговор, говорит, улыбаясь:
- Это кто там о процентах говорит? Да Вас скоро с самолёта выбросят, и парашют не дадут, — добавила.- Говорила я Вам – я буду новым Командиром!
Смотрит на себя в зеркало, с удовольствием поправляет причёску.
- Да, да…Штурман, Вы полетите, только потом самолёт никто не найдёт…- отвечает Командир.
- Это почему же? Хотела бы я знать. Хуже Вас не буду…
- Да Вы же топливо, по привычке, на первой же стоянке сольёте и продадите, а всем скажите, что всё нормально, вот и не долетите, разобьётесь… Смеются.
- Наговариваете Вы всё на меня, товарищ Командир, завидно Вам наверно, что меня выбрали.
- Ещё не выбрали. Вон, Отче говорят, тоже голосов набрал. Больше всех. Тоже летать будет.
- Не бывать этому, я Ваше кресло уже давно присмотрела, удобное такое, никому не отдам.
- Ну, ну…Вы ещё в своём не научились летать, а уже в другое метите…

К Штурману подходит Бортпроводница, говорит ей.
- Там Вас просят интервью дать два корреспондента.
- Кто?
- Да из пассажиров. Один «Улётную правду» представляет, а другой «Пассажирские новости».
- Скажите — сейчас подойду.
Штурман надевает белую мантию, на голове накручивает косу, смотрит на себя в зеркало, напевая при этом про себя:
«Нам лижут пятки языки костра,
Чужие сапоги натёрли ноги,
Работники ножа и топора,
Романтики с большой дороги…»

Бодро подымается и идёт в салон к пассажирам.

В салоне самолёта.

Штурмана встречают два корреспондента, они втроём присаживаются в начале салона самолёта.
- Скажите, как Вы оцениваете прошедшие выборы Командира?- спрашивает один.
- Это победа! Да! Мы ещё раз доказали, что все демократические лётчики умеют летать! Мы вместе можем поднять любой самолёт! Только я могу указать правильный курс, только я могу его правильно рассчитать, только я могу взлететь, только я …
- Подождите, подождите — перебивает другой, — другие тоже умеют летать. Вот посмотрите, как пассажиры оценивают полёты Священника, у него даже больший процент поддержки, чем у Вас.
- Это позор, это фальсификация и подтасовка. Мне очень жаль, что многие пассажиры позволили втянуть себя в эту ФАЛЬС?Ф?КАЦ?Ю!!! Да, да, ПРОВОКАЦ?Ю! – Штурман убедительно кивает головой. – Будет второй тур выборов Командира и я не допущу больше таких провокаций, то есть – фальсификаций, тьфу ты – организаций! Да! Да!
- Значит ли это, что другого победителя просто быть не может? – спрашивает один.
- Да Вы правильно понимаете.- Подтверждает Штурман. Про се6я думая, какие же они все тупые и, как они мне надоели. – Победить могу только я. Ещё вопросы?
- А кто будет у Вас Штурманом, если Вы станете Командиром?
- А я уже предложила вон тому миллионеру, с решительным лицом. Он показывает хорошие результаты в тренировочных полётах.
- ? он дал Вам согласие?
- А куда он денется? – игриво отвечает Штурман.
- Скажите, а что это за террористов Вы с Грузии вызывали?
Штурман озабоченно:
- Какие террористы? Это наблюдатели на выборы прилетали.
- Боеспособные наблюдатели?
- Нет – дееспособные наблюдатели. Вы что не знаете, что на выборы обычно наблюдателей приглашают. Вот я и пригласила…грузинских…приличные люди, кстати.
Поправляет причёску.

В салоне начинает звучать музыка, песни, журналисты и Штурманоборачиваются и видят, как Священник перед пассажирами начинает танцевать.
- Вот, видите.- Штурман указывает на Священника.- Разве может быть он Командиром?
Он же неправильно танцует, ведь не так же надо!!!
Штурман порывается встать и показать, как надо танцевать.
Журналисты переглядываются и пожимают плечами.
- Скажите, а если всё – таки выберут его?
- Ну, хватит! Хватит! Я всё взорву! Весь самолёт! ? никто больше никуда не полетит! Понятно Вам так? Доходчиво объяснила? Всё – интервью окончено.- Встаёт и уходит в кабину самолёта, думая про себя: «Взорву, а сама выпрыгну с парашютом, пусть знают…»
Улыбнулась сама себе и зашла в кабину самолёта.

Журналисты друг-другу:
- Слушай, по-моему кому-то здесь надо ставить диагноз.
- Похоже на то…
- Да…Пойдём лучше Отче послушаем…
Уходят.

Продолжение следует…

© Андрей Зацепин.

Хроники пикирующего бомбардировщика. Часть 5.

Салон самолёта. Разговор пассажиров. Один мужчина говорит другому.

- Слушай, говорят скоро выборы нового Командира, ты за кого?
- Да, ты знаешь, мне вообще всё равно кто будет рулить, они там все одинаковые,- кивает в сторону кабины самолёта.- Вон Штурман смотри, как красиво рассказывает, как она рулить будет, вот пусть и рулит. Наш-то теперешний, никак не вырулит, так и летим между небом и землёй…
- Не…я за Штурмана голосовать не буду…я ей не верю. Она же нам говорит одно, командиру – другое, команде – третье! Да и летим то мы сейчас по её расчётам, её курс, она у штурвала…Не…ей верить нельзя.- Махает сомнительно головой.
- Ну, значит надо нового выбирать – молодым у нас дорога, а старикам у нас почёт…
Смеются.
- Вот только много их молодых…желающих. Да, и поддержки у них маловато…но менять «этих» надо.
- Да…- многозначительно кивает второй.

Мимо них проходит охранник в форме. Один из мужчин обращается к нему:
- Слушай, Друже, вот ты в форме, на службе, за кого будешь голосовать?
- Та я вообще на выборы не пойду,- отвечает тот,- какая мне разница кто мной командовать будет? Что ходить? Они уже всё равно за нас всё решили. – Пошёл дальше по салону.
Мужчины переглянулись.
- Понял, что служивый говорит. А мы тут с тобой головы ломаем за кого?
- Не…идти всё равно надо голосовать, — говорит второй, — а там посмотрим…

Подымается со своего места Священник и обращается к пассажирам:
- Братья и сёстры, Командир подписал наши требования по увеличению пайка, поручил Штурману выполнение, но она не выполняет!
Что будем делать? Говорите – я услышу каждого…
Пассажиры с разных мест:
- Отче, что мы можем решить ничего! Это Вы можете напрямую переговорить с Командиром, Штурманом, Вам решать…
Священник:
- Братья и сёстры, они не слушают меня, и даже не прислушиваются…
Скоро выборы нового Командира – выбирайте меня, я готов сесть в кресло командира, у меня есть своя команда, я раньше хорошо летал, со мной Вы будете в безопасности, долетим…
Пассажиры — с разных мест:
- Хорошо, Отче…нет…хорошо…нет…

Один из пассажиров шепчет другому:
- Слушай, что-то я уже не помню – куда мы летим?
Второй отвечает:
- Да я и сам смотрю – всё падаем, падаем…
А желающих порулить всё больше и больше…
Вон тот молодой человек в очках, видишь? Тоже хочет порулить.
Вон тот миллионер с решительным лицом…также.
Пожимают плечами.

Священник заканчивает свою речь фразой: «Скоро нас будет 50 миллионов!»
Один из пассажиров, смотря на обворожительную блондинку впереди, говорит:
- Отче, зачем ждать? Давайте начнём прямо сейчас…

На мониторах в салоне появляется картинка – Штурмана с тигрицей.
Девочка говорит маме:
- Мама, смотри какая красивая артистка!
Мама:
- Это не артистка, это наш Штурман.
- Да нет же, мама, артистка! Её всё время на мониторе показывают, смотри, как красиво говорит, я так люблю её слушать…
- Ей бы в театре выступать, а не…Устами младенца глаголит истина.

В кабине самолёта.
Командир мечтательно, сидя в кресле, размышляет:
«Как только долетим, брошу всё, надоело. Ненавижу полёты эти. Как хорошо работалось до полётов…бухгалтером…спокойней или вот может … пчёл разводить».
Обращается удивлённо ко Второму пилоту:
- Слушай, говорят ты тоже Командиром хочешь стать? Ты ж и так летаешь, что ещё?
- Командир, а какой солдат не хочет стать генералом?!- отвечает Второй пилот.- Столько желающих, я что – хуже других?
- Да, нет, твоё право. Только, если все будут командовать, кто же летать будет?
- Ничего, молодые пусть летают.
- и то так…- задумчиво Командир.

В салоне самолёта появляются певчие в костюмах с красным сердцем.
Начинают петь и восхвалять Штурмана.
Парень говорит девушке:
- Слушай, они что просто петь не могут? Зачем восхвалять кого-то?
- Да ты что не понимаешь? Это же Штурман им заплатила, наобещала…Вот они и…
- Нехорошо как-то, прямо слушать их расхотелось, так и хочется в них этим бесплатным обедом запустить.
- Давай. Прикольно будет…
Смеются.

Командир – Бортстрелку:
- Что у Вас там с матчастью, почему ничего не работает? Может Вас закрыть на амбарный замок, чтобы Вы всё исправили?
Бортстрелок отвечает:
- Закрыть то можно, только этим не поправишь.
Про себя думает: «Пора отсюда сматываться, а то точно закроют…»
- Разрешите выйти, товарищ Командир?
- Да идите …хоть…

Священник сменил рясу на форму Командира, сбрил бороду, отвечает на вопросы журналиста:
- Скажите, какими будут Ваши первые действия в кресле Командира?
- Прежде всего, после выборов мне нужно будет создать новую команду. Ведь полёты – это команда единомышленников, у которой есть общая программа действий, общий курс.
Штурман должен работать вместе со мной, при этом в основе действий команды должна быть моя предвыборная программа…
- Возможно ли в Вашей команде появление новых молодых лётчиков?
- Да — это возможно. Посмотрим, как они показали себя в тренировочных полётах и потом решим.
- Вы готовы к внештатным ситуациям в полётах?
- Да – мы готовы…

Продолжение следует…

© Андрей Зацепин.

Хроники пикирующего бомбардировщика. Часть 4.

В кабину Командира входит новая Бортпроводница::
- Пане, Командир, поступило новое видеообращение!..

Командир:
- От кого?
- От Медведя – младшего и Медведя-старшего.
- Что они хотят?
- Говорят, что сильно гаЗим, летим не тем курсом, посадку у себя не дают.
- Штурман, а мы что у них просили посадку???
Штурман молчит, не найдя, что ответить…

Командир:
- Бортпроводник, дайте ответ: летим своим курсом, международные правила соблюдаем, посадка не нужна!

Штурман:
- Да, да, и добавьте – гаЗить будем меньше, — кивает подтверждающе головой…

Летят дальше.
Штурман, сидя в своём кресле, замечталась и представляет, как её всю в белом несут на руках и усаживают в белое кресло Командира, придворные певцы «С красным сердцем»- поют гимн, все бьют поклоны, в том числе и бывший…
Ахмет осыпает лепестками роз, Бортстрелок дарит белого коня, Лёня просит простить…
А вокруг все в белом…белом…белом…и с небес спускается…

- Штурман, что Вы там всё креститесь?- Командир.
- Ой, — от неожиданности вздрагивает Штурман, — так падаем же…
- Да Вы же докладывали, что курс исправили, летим нормально, набираем высоту!
- Так то ж я для пассажиров рассказывала, чтобы они не беспокоились…
- А-а…понятно…- многозначительно кивает Командир.

Штурман:
- Пане, Командир, а позвольте Вам напомнить, Вы обещали мне повысить звание.
- Я? Когда? Не помню. Узнайте у Бортпроводника.

Штурман к Бортпроводнику (на ухо):
- Ты знаешь, обещал мне новую звезду на погоны и не помнит, я же порядок знаю,- от волнения переходит на украинский язык.- Отам у тій шухляді подивись…я все вже давно приготувала і положила…треба тільки забрати…

Бортпроводница:
- Хорошо, я заберу, бумагу подготовлю, он подпишет, — радостно кивает головой.

Командир:
- Штурман, что Вы всё шепчетесь? Вы что опять наш самолёт продаёте, как недавно этому, как его?- Командир чешет затылок,- Кафи?

Штурман (обиженно):
- Что Вы, что Вы, как можно, свой самолёт продать? Нет, Кафи у французов купил!
Наговаривают Вам на меня.

Летят дальше.
Командир, сидя в кресле, раздумывает: «и зачем мне всё это надо, полёты, падения, встречи, планы, учения…ах, как хорошо отдыхалось недавно с Туркмен-баши … и хатынка на запасном аэродроме давно ждёт…надо сказать жене пусть вещи туда перешлёт…пора на покой, а тут опять лететь предлагают».

Второй пилот подымается, идёт в туалет. Быстро возвращается:
- Там это «иезуит» опять туалет блокирует!..

Командир:
- Кто? Священник?

Второй пилот (в сердцах):
- Да какой он на х@ен Священник? Я по сравнению с ним – СВЯТОЙ!
Штурман, он Вас просит подойти на переговоры…

В туалете.

Штурман открывает дверь туалета и видит Священника, читающего молитву нескольким пассажирам, окружившим унитаз.
- Отче, что здесь происходит? Мы же с Вами договаривались…
- Дочь моя, ничто не вечно в этом мире…- Священник показывает глазами вверх.
- Понятно… – Штурман в сердцах.- Что Вы хотите?
- Да всё тоже, дочь моя, всем нужна пища, пассажиры хотят кушать…
- Мы же всё отдаём, у меня больше ничего нет!
- Не обманывайте меня, дочь моя, Он, — показывает глазами вверх. – Всё видит. Як Вона працює…
Нужно «кормить» пассажиров…
Штурман (в сердцах):
- Делайте, что хотите, Командир всё равно не утвердит, так что зря Вы здесь, — Штурман осматривает и запоминает всех,- молитвы читаете.
До новых выборов Командира – ничего не получите!
Хлопает дверью и уходит.

Продолжение следует…

3.12.2009г.
© Андрей Зацепин

Хроники пикирующего бомбардировщика. Часть 3.

Второй пилот — Командиру:
- Что-то Штурман расстроенная какая-то пришла, крестится всё время?..
Командир:
- Да, наверно у Священника на исповеди была, падаем же…
Второй пилот:
- Да,.. если так будем лететь, то точно упадём…
Пойду я перед падением очищусь, по естественным…
Командир:
- Сходи, сходи, не утони только, — улыбается.
Второй пилот встаёт  и уходит в туалет.

Входит в туалет, садится на унитаз и чувствует, что его начинает втягивать вовнутрь.
Он пытается встать, но ничего не получается, тянет…
Пытается ещё раз, не получается…
- Караул! Прекратите блокировать! Давайте соблюдать регламент!
Давайте договариваться!..
Смотрит по сторонам и в правом верхнем углу от себя замечает Совесть…
- Чур, меня, — крестится.- Ты откуда взялась?
- А…а! – тут его от испуга «пронесло» в унитаз.
Совесть:
- Что испугался? А ты думал я уже не появлюсь?
Думал, спрятал меня и больше никогда не увидишь???
- Прости, пожалуйста, — взмолился Второй пилот,- поверь, я помню о тебе всё время, я всё делаю чтобы спасти пассажиров, но эти…С волками жить по волчьи выть…
- Нет, ты опять забыл, что я тебе говорила.
Разве можно думать только о том, как спасти  себя?  Как стать первым? Разве можешь ты спастись отдельно от пассажиров?
Нет. Не обманывай себя и пассажиров, будь честен, не ищи выгоды и тогда спасёшься вместе со всеми …
- Хорошо, хорошо, отпусти, я исправлюсь — пытается встать с унитаза.
Совесть исчезает.
С третей попытки Второй пилот встаёт, одевает штаны, смывает унитаз, вытирает испарину со лба. Качает головой.
- Бывает, же такое,- уходит.

Заходит в кабину пилотов.
Командир:
- Ты чего такой напряжённый? Вспотел весь. Проблемы?
Второй пилот:
- Нет, всё нормально. Ты знаешь, сходил, очистился и, как на свет народился, так хорошо стало!
- Да? Тогда порули, пойду и я схожу.
- Давай, давай…удачи…

Командир заходит в туалет, садится на унитаз. Всё… несёт вниз, Совесть не появляется.
Командир, насвистывая, встаёт, надевает штаны, смывает, моет руки и идёт в кабину.
Садится в кресло, говорит Второму пилоту:
- Да, действительно хорошо очищает,  прямо легче стало.
Тот кивает, задумчиво.

Штурман.
- Ну, какие же Вы всё–таки невежливые! Почему даму вперёд не пропускаете???
Я тут совсем извелась вся…
- Сходите, сходите, Штурман, очиститесь…
Штурман встаёт и уходит в туалет.
Через минуту расстроенная возвращается назад.
- Что такое? Что случилось???- спрашивает Второй пилот.
- А Вы будто не знаете? Да там Священник блокировал туалет и никого не пускает!
Вредительство какое-то…
- Как блокирует? Только что всё было нормально. ? что он хочет?
- Требует выдать пассажирам доппаёк, увеличить высоту, показать курс!..
СКАЗАЛ, ЧТО ПОКА НЕ выполним, ТУАЛЕТ РАБОТАТЬ НЕ БУДЕТ!
Командир:
- Так дайте им всё, покажите курс…
Штурман:
- Что я им покажу? Курса-то нет! Летим по приборам, на ручном управлении, падаем…
(Про себя.)
Хотя нет…Что-то я ему сейчас предложу.
Возвращается к Священнику.
- Отче, давайте с Вами договоримся о новых выборах Командира, и тогда всем будет хорошо.
Священник, вздыхая:
- Дочь моя, Вы снова за своё? Мы же уже смотрели Вашу Конституцию. Вы опять?
- Отче, это совсем другое.
Как Вы не понимаете? Впереди выборы Командира и нужно заранее договориться, как и что? иначе мы точно ВСЕ упадём!
- Ну, хорошо, дочь моя, договорились,- крестится.-
Но требования пассажиров я Вам передал!..
Расходятся.

Продолжение следует…

© Андрей Зацепин

2009г.

Хроники пикирующего бомбардировщика.Часть 2.

Часть 2. Всё пропало…

Командир (тихо) – Второму пилоту:
- Слушай, ты мне так и не рассказал, как у тебя с …(кивает головой  на штурмана)…ну, с ней?
Второй пилот:
- В смысле?..
- Да я  не понимаю, как она тебя окрутила?
- А тебя?
- Ну, меня …то было давно…что вспоминать…
- А вот у тебя то как?
Второй пилот, задумавшись:
- Ты «Бриллиантовую руку» смотрел?
- Смотрел.
- Помнишь, как Никулина  блондинка окрутила?
Командир, улыбаясь:
- Помню…что и она (кивает на штурмана) также раздевалась???
Второй пилот, вздыхает с сожалением:
- Нет…также поила…
- По-нят-но…проснулся – гипс!
- Ага…точно!..
Смеются оба.

Штурман:
- Что Вы там смеётесь?
Командир:
- Да так…фильм один вспомнили…
Подай водички, пожалуйста.
- Вам с газом? (Улыбается).
Второй пилот «покатился» от  смеха…
Командир, обиженно:
- Вы всё шутите!..
Сколько можно Вам говорить, что я с ГАЗОМ  не люблю!
Штурман уходит за водой.
Длинная пауза.
Возвращается Штурман. Отдаёт Командиру бутылочку с водой.
Говорит Командиру.
- Там в салоне что-то шумно, пойду я посмотрю…как бы чего не вышло.
Уходит.

В салоне пассажиры, видя что самолёт падает, а им ничего не сообщают, волнуются, громко разговаривают между собой, требуют Бортпроводника.
Священник встал в начале салона и всех успокаивает.
Входит штурман, пассажиры забрасывают её вопросами:
- Что случилось? Почему падаем?
Она отвечает:
- Дорогие мои, ничего страшного не произошло, летим нормально, горючее есть, скоро долетим. Не волнуйтесь.
Часть пассажиров успокаивается, другая громко требует подробностей…угрожают расправой.
Штурман, видя, что обстановка напряжённая и помочь  ей может только Священник, обращается тихо к нему:
- Отче, Вы не уделите мне несколько минут?
Давайте пройдём в другой отсек.

Священник.

- Хорошо, дочь моя.
Уходят в отсек между кабиной и салоном самолёта.

В отсеке.
Штурман, смиренно смотря вниз:
- Отче, Вы знаете, как тяжело женщине одной справиться со всеми делами, сколько забот, кругом одни завистники, не на кого опереться…
Священник:
- Все мы под одним Господом, дочь моя, что тебя беспокоит?
- Отче, я хочу Вам сказать, что Командир не справляется с управлением самолета, и мы можем ВСЕ не долететь, упасть.
Священник, вздыхая:
- Это не новость для меня, дочь моя, я давно предполагал это.
Штурман,  подымая глаза:
- Так надо же что-то делать!..
- Говори, говори, дочь моя, я тебя слушаю.
Штурман, придвигаясь вплотную к Священнику, и шепчет ему на ухо:
- Отче, только Вы можете спасти нас!
- Как???
- Вы сядете в командирское кресло, а рулить буду я, и мы спасёмся!
- А как же Командир?
Штурман, в сердцах.
- Да не думайте о нём, выбросим его с самолёта и всё.
- Что Вы такое говорите, дочь моя, побойтесь Бога!
Штурман, видя, что Священник не соглашается, придвигается к нему ещё ближе и начинает одной рукой лезть священнику под рясу.
Священник (восторженно)
- Дочь моя, вижу Вы на верном пути.
Штурман, нащупав у Священника под рясой то, что искала:
- Ах, Отче, Вы ещё не видели мою Конституцию…
Священник, закатив глаза и прижимая к себе Штурмана:
- Хорошо бы было посмотреть…

В отсек врывается одна из пассажирок…

Немая сцена…
Пассажирка, прикрывая рот рукою, убегает назад в салон.
Штурман отскакивает от Священника.
Священник приводит себя в порядок:
- О, Господи, прости меня грешного! Крестится.
Вы, дочь моя, идите к себе с Богом, а я к себе…
Уходит.

Штурман возвращается в кабину Командира, садится в кресло, крестится, вздыхает:
- Всё пропало…

18.06.2009г.

© Андрей Зацепин

Хроники пикирующего бомбардировщика.Часть 1.

В 2008-2009 Украину можно было сравнить с пикирующим бомбардировщиком между небом и землёй…

Второй пилот:
- Командир, мы падаем!..
Командир (философски):
- Я знаю… и уже давно.
- Что будем делать?..
- А я разве не говорил?..
Нужно выяснить и устранить неисправность, утвердить новый маршрут, уменьшить расход горючего, сообщить на землю…
(Потягивается в командирском кресле).
- А что пассажиры?
Второй пилот:
- Да всё нормально, МЫ работаем, пассажиры пока терпят …
Штурман (она):
- А по моим приборам всё в норме. Что за паника? Летим нормально, горючего полно, в пути дозаправимся – долететь хватит.
Командир:
- Что скажет бортстрелок?..
Бортстрелок (расстреливая последнюю обойму в летящих рядом с самолётом птиц):
- Получайте, получайте…фашистская сволочь…я Вам ещё отомщу за 4 июня…
Командир:
- Чем он там занимается???
Бортстрелок:
- Докладываю, патроны закончились, а «враги» ещё живы.
(В себя) и пива тоже больше нет, вот бл….во…
Командир:
- Ну разве можно такому доверять? Он же, когда «палит» ни своих, ни чужих не разбирает…
А где наш бортпроводник?
Второй пилот:
- Так он же нас «кинул». Взял единственный парашют и выпрыгнул.
Вон он летит, посмеивается над нами.
Командир:
- Как «кинул»? Почему я об этом узнаю последним?
А впрочем, как всегда…Бортстрелок , расстрелять его.
Бортстрелок:
- Не могу. Патроны кончились, я уже докладывал.
Штурман, посмеиваясь:
- Я же Вам говорила, что он ненадёжный, зря Вы с ним связались. Он мне сразу не понравился.
Командир:
- А что за шум в салоне. Штурман – узнайте.
Долгая пауза, возвращается Штурман:
- Это пассажиры заволновались, зашумели, требуют разъяснить ситуацию, но среди них оказался Священник, успокаивает…
Командир:
- Это хорошо, что Священник, будет к  кому перед падением обратиться…

На небесах.
Господь, озабоченно:
- Что же они творят? Ну сколько можно их на путь истинный наставлять?..
Дьявол, потирая руки:
- Ох, скорей бы упали…
Сколько  новеньких я в котле зажарю…

На земле, наблюдая за падением бомбардировщика:
Медведь говорит другому Медведю, почесывая лапой голову:
- Падают… а ещё денег у нас занять хотели…
Хорошо, что не дали.  Как потом вернуть?
Зайчики, пробегая мимо:
- О, смотри, смотри, падают, а ещё нам помощь предлагали…Ха-ха..
Побежали дальше.
Горный баран с кавказским акцентом:
- Давайте подымем бокалы с нашим чистым и прозрачным, как слеза вином за то, чтобы их падение было не больным!..
Свинья, оторвав пятачок от кормушки и посмотрев на пикирующий бомбардировщик, захрюкала:
- Как же без них то? Как газ получать будем???
Если они взорвутся, то и мы же погибнем! Надо что- то делать…

Продолжение следует…

7.06.2009г.

© Андрей Зацепин