Архив рубрики: Пьесы

Пьесы Андрея Зацепина.

Одно утро и один вечер из семейной жизни. Пьеса.

Действующие лица: две семьи.

Первая семья:

- Муж – Владимир, 28 лет, стройный молодой мужчина среднего роста и телосложения, с темно-русыми волосами и голубыми глазами.

- Его жена – Катя, 25 лет, среднего роста, стройная, но не худая, девушка, со светло-русыми прямыми волосами, короткой женской прической и открытым приветливым взглядом.

Вторая семья:

- Муж Виктор- мужчина — 51 год, роста ниже среднего, с небольшим животом и толстой короткой шеей, короткой стрижкой полуседых волос, вечно занятый, не расстающийся с мобильным телефоном.

- Его жена — Амалия – молодая женщина неопределённого возраста, стройная блондинка с высокой грудью и длинными ногами, постоянно озабоченная своим внешним видом.

 

Декорации:

Сцена разделена на две части. Одна часть сцены декорирована под обычную городскую однокомнатную квартиру с кухней, ванной и туалетом, вторая часть- под роскошный загородный дом со спальней, гардеробной, гостиной.
Действие в одной и в другой части сцены происходит одновременно.

 

Пролог.

Совпадение имен, фактов в пьесе – это всего лишь совпадение.

 

Действие 1.

Звучит песня «Ты проснёшься на рассвете…»

Утро.

Летнее утро. Звенит будильник. Обе семейные пары: Катя и Володя, Виктор и Амалия лежат в постели.

Катя, проснувшись, говорит:

- Володя, просыпайся, просыпайся. Будильник звенит. Надо вставать, ты же хотел сегодня пораньше проснуться,- Катя выключает будильник, затем ласково трогает Володю за плечо.

Владимир, просыпаясь, открывая глаза:

- Да, да, надо вставать, сегодня хотел раньше выйти на работу. — Приподымает голову на подушке.

 

Амалия.

- О, Господи, опять этот будильник противно звенит, ну сколько можно? Выключи его. — Переворачивается на другой бок, спиной к Виктору.

Виктор, раскрыв глаза и, нащупав рукой мягкий зад Амалии.

- Ууу…уу. Кто тут у нас?- Поворачивается к Амалии, обнимает её рукой за бедра и пытается притянуть зад Амалии к себе руками.

 

Катя первой встает с раскладного дивана, набрасывает на себя легкий и короткий ситцевый халат в мелкий цветочек. За ней на край дивана садится Владимир.

Катя — приветливо.

- Вставай, вставай, соня, я пошла в ванную.

Владимир.

- Хорошо. ?щет глазами на полу домашние тапки. Находит их, надевает, встает с дивана. Затем  надевает спортивные штаны, идет на кухню, наливает из чайника неполную кружку воды и выпивает её, идёт в туалет.

 

Амалия. Сквозь сон — Виктору.

- Ну, что ты делаешь? Виктор, я хочу спать, мы же вчера уже …

Виктор.

- Это было вчера…

Настойчивей притягивает к себе Амалию за бёдра.

Амалия. Уже раздраженно.

- Ну не надо, давай не сейчас, вечером…- Отстраняет его руки.

Виктор отклоняется от Амалии. Говорит с сожалением, раздраженно.

- Вечно ты. Не сейчас…- Кривляет Амалию и встает с постели, надевает мужские тапки, набрасывает на плечи мужской белый халат. Берет пачку дорогих сигарет со столика рядом с постелью, вынимает сигарету, закуривает, затем выходит из спальни и идет в туалет.

 

Катя выходит с ванной, идёт на кухню, всполаскивает чайник  и наливает в него из 5-ти литрового бутыля воду.

Спрашивает:

- Володя, тебе, что на завтрак?

Яичницу с сосиской или гренки поджарить?

Владимир.

- Не знаю. А ты что будешь?

Катя.

- Я заварю себе овсянку.

Зажигает огонь на газовой плите и ставит на неё чайник с водой.

- Так что тебе?

Владимир.

- Ну, давай яичницу с сосиской!

Владимир убирает постель под сиденье дивана, складывает диван. Подходит к тумбе и  включает музыкальный центр с радиоволной легкой музыки, начинает делать утреннюю зарядку.

 

Третий раз звонит электронный будильник.

Амалия берёт его одной рукой и выключает. Садится в постели, ищет на косметическом столике, который стоит рядом, небольшое зеркало с ручкой, берёт его  и начинает рассматривать себя в зеркало.Ттрогает пальцами лицо, щёки, веки, рассматривает свою шею.

Возвращается в спальню Виктор.

Со столика у постели берёт и включает мобильный телефон, просматривает пропущенные вызовы, кладёт телефон назад на стол. Затем, не снимая халата, берёт со стула и надевает летние белые хлопковые брюки.

Снова берёт свой мобильный телефон, идет в гостиную к барной стойке, включает кофеварку, берёт пульт от телевизора, включает расположенный на стене большой плоский телевизор — канал Tv-news, делает меньше громкость.

Вызывает кого-то по мобильному телефону.

- Алло, Сергей ?ванович, Вы звонили вечером вчера? Я был уже вне…- Слушает.

Почтительным голосом отвечает:

- Да, да, Ваш вопрос решается. Всё будет в сроки. Хорошо, буду держать Вас в курсе.

Набирает другой номер.

- Алло, Семён, да, здравствуй. Что ты хотел?

Повышенным раздраженным голосом.

- Ну, на хрена ты меня беспокоишь такими вопросами, тем более вечером?!! Что?? Срочно говоришь? А ты что сам не можешь это решить? Я что тебе мало плачу, чтобы ты сам решал? А?
Моё участие…
Это можно решить и без моего участия.
Ладно, скажи всем, пусть к десяти будут готовы, я подъеду, будем разбираться с этой проблемой.

Виктор заливает к себе в чашку кофе с кофеварки, опять закуривает сигарету. Берёт кофе и через гостиную выходит на просторную балконную террасу. Набирает третий телефонный номер.

- Солнышко, здравствуй. Ты звонила вчера вечером? Что ты хотела?
Ну, ты же знаешь, как я не люблю, когда ты мне звонишь домой. Да, я отключаюсь, иначе я не усну. Хорошо, хорошо, я также соскучился, рыбка моя. Да, сегодня после обеда обязательно заеду к тебе. ? я целую… Да, да, обязательно.

Отключается, кладет телефон в карман. Допивает кофе.

Амалия.

В полупрозрачном лёгком белом халате, с распущенными длинными волосами, сидит в спальне на резном белом стуле перед трюмо с большим зеркалом, расчесывает свои длинные, прямые, крашенные в белый цвет, волосы.

Возвращается Виктор с террасы в гостиную.

Амалия кричит из спальни:

- Опять со своими проститутками любезничал?

Виктор.

- Какие проститутки? Что ты начинаешь опять? Это деловые переговоры.

Ставит пустую кофейную чашку на барную стойку.

Виктор заходит в спальню, берет из тумбы фирменную электробритву, включает её шнур в розетку и начинает бриться.
Смотрит в большое ажурное зеркало над тумбой.

Амалия, сидя.

- Да я по тебе вижу!.. Пе-ре-го-во-ры — кривляет она негромко Виктора и всё ещё расчесывает свои волосы.

Тот бреется и отмахивается от Амалии рукой, как от назойливой мухи.
Заканчивает бриться. Брызгает на себя дорогим одеколоном после бритья. Подходит сзади к сидящей Амалии, обнимает её за плечи и целует в голую длинную шею.

- Золотце, ну ты же знаешь, я люблю только тебя.

Амалия опускает руки, распрямляет гордо высокую грудь, которая выпирает из-под халата, и довольно улыбается своему отражению в зеркале.

 

Владимир, заканчивая зарядку, отжимается от пола, идет в ванную умываться.

Катя накрывает на стол завтракать. Выходит из ванной Владимир, обтирается полотенцем.

- Хорошо-то как! А? Вот с утра встанешь, ничего не хочется, а зарядку сделаешь, умоешься по пояс холодной водой, и уже веселей!- Улыбается он Кате.

Катя снимает с плиты кипящий чайник, говорит с улыбкой.

- Володя, завари, пожалуйста, чай, у тебя так вкусно получается. Вкусней, чем у меня.

Владимир.

- Хорошо, сейчас.

?дёт в ванную, вешает полотенце сушиться, затем идёт на кухню.

Берёт со шкафчика пачку чая, засыпает в чашки немного чая, заливает кипятком, говорит.

- Это потому что я волшебное слово говорю, когда завариваю.- Улыбается.

Катя.

- Ты мой волшебник!

Обнимает его легко сзади за плечи. Володя ставит чайник на стол, оборачивается, обнимает Катю за талию и целует в щеку, в шею.

Катя, легко отстраняясь.

- Ну, ладно тебе, давай завтракать, Волшебник, а то остынет всё.

Они садятся за кухонный стол завтракать.

 

Амалия откладывает расческу, встает из-за трюмо, и идет в ванную.

Виктор вновь достает из кармана мобильный телефон, набирает номер.

- Саша, через 20 минут выезжаем, скажи Николаю, пусть к входу машину подает.

Сбрасывает. Набирает новый номер.

- Доброе утро. Аркадий Евгеньевич, мы сегодня можем встретиться после обеда. Да, уже все готово. Хорошо, хорошо, я к Вам подъеду. Давайте часикам к 16-30-ти. Да. Договорились.

Амалия всё ещё моется в ванной.

Виктор идет во вторую ванную умываться. Через пять минут выходит, идёт в спальню, переходит в гардеробную. Достает из большого раздвижного шкафа-купе на плечиках костюм, со средней полки — новую белую рубашку, ниже берет новые носки. Вынимает из кармана брюк телефон, кладет его на полку в шкафу, снимает халат, брюки, бросает небрежно на стул в углу и переодевается. Надевает брюки от костюма, носки, новую белую рубашку, пиджак. ?з шкафчика для обуви достает и надевает черные модные туфли. Домашние тапки оставляет на полу.

Расчесывается, рассматривая себя в зеркало шкафа. Берет мобильный телефон, выходит в спальню, затем переходит в гостиную. Там достает из сейфа небольшой мужской кожаный чёрный портфель, открывает его, берет несколько кредиток, выбирает одну кредитку, кладёт её на стол в гостиной.

Амалия всё ещё в ванной, сквозь двери слышно как струится вода.

Виктор подходит к двери  ванной, стучит.

- Дорогая! Я уже ухожу, позавтракаю в ресторане. Оставляю тебе на столе кредитку, съезди куда-нибудь, развлекись.

Амалия из ванной.

- Спасибо, любимый. Жаль, что ты уходишь…

Виктор, немного подумав, а потом, покачав головой, берёт свой кожаный портфель, и выходит в дверь.

 

Катя, сидя за столом, завтракая, говорит.

- Представляешь, а у Оксанки отец потерял «барсетку» с ключами, документами, а кто-то нашел. Звонит им девушка и говорит так вежливо:
«Здравствуйте, это Вы такие-то, а мы нашли Ваши документы, ключи, хотели бы Вам отдать. А потом вежливо так — мы можем надеяться на вознаграждение?»

Те говорят: «Ну, да».

А они им: «800 грн». Представляешь?

Владимир.

- Вот гады! Это ж почти 100 баксов! ? что?

Катя.

- Да они уж и в милицию заявление написали о пропаже документов. Замки поменяли, паспорт можно вон за 150 грн восстановить. Советуют им не брать назад паспорт, вдруг по нему уже кто-то кредит оформил, или ещё чего. Потом докажи…

Владимир, завтракая.

- Да. Может и такое быть. Вон Сашка потерял документы, так ему просто так вернули, ничего не просили люди. Так он им купил шампанского, коробку конфет в благодарность и всё.

Катя.

- А у Тани, которая со мной работает, кот заболел. Она говорит — пришел весь побитый, то ли дрался с кем то, то ли побил кто…

Владимир, отрываясь от еды.

- А хорошие новости-то есть? Что ты всё о плохом, да о плохом рассказываешь? У нас же всё хорошо, да?

Катя.

- Да, всё хорошо.- Улыбается.

Владимир, доедая яичницу.

- Вот и давай о чем-то хорошем. Лето. Может быть, на озеро сходим в выходной? Возьмем бутербродов, огурцов, помидоров, полежим в холодке, почитаем, покупаемся. А то пробежит лето в заботах, и не заметим его…
Мне на работе шеф премию обещал выдать, так что можем погулять.

Улыбается.

Катя, увлеченно.

- Давай сходим. А ещё купим соуса, колбасы, и сделаем пиццу. Я слоёное тесто куплю в магазине, из него можно пиццу быстро сделать, так вкусно будет на природе её кушать!

Владимир, доедая яичницу.

- Отлично! Тогда и пиво надо брать к пицце.- Улыбнулся.

Катя.

- Конечно, возьмёшь себе бутылку или даже две…

Владимир. Берёт чай и хлеб с маслом.

- Даже две? – Улыбается.

Катя, допивая чай.

- Да, даже две.- Также улыбается Владимиру.

 

Амалия выходит из ванны в розовом махровом халате. Вытирает свои мокрые волосы полотенцем, заматывает полотенце вокруг головы, проходит в спальню. Берёт пульт, включает телевизор, висящий в спальне на стене напротив кровати, на развлекательный канал. ?щет на косметическом столике свой блестящий мобильный телефон, берёт его в руку, залазит с ногами на кровать, удобно садится, выбирает номер из телефонной книги и нажимает вызов.

- Машка, привет. Ты чё делаешь? Тока встала?! Не, я уже давно, даже в ванную сходила.

- А ты чё сегодня делаешь? Да мне тут мой благоверный кредитку оставил, сказал – развлекайся. Так я и думаю, чё делать? Куда сходить?
Да ты чё? Не, туда не пойдем, мы там с Викулей были. Ужас. У них там такие кресла неудобные и подстригли плохо. Мне не понравилось, хоть их так хвалили, так хвалили. Давай лучше к Наде, в СПА поедем, а потом заедем чё – нибудь купим, где-нибудь посидим, выпьем по коктейлю, поболтаем.
Да ты чё??! Я не знала! Вот козёл. Все они такие, погуляют, поимеют, а потом — к другой. Ой, мне Милу так жалко. А я ей давно говорила, что ей Серёжа больше подходит, он такой солидный, не то, что этот её козёл пузатый!
А твой-то что? Целыми днями на работе. Ага, это у них так называется. Мой как придёт с этой работы, залезет ко мне в постель, так от него духами и водкой на три км несёт. Говорит, это он на приеме у мера был. Ага, у мера, наверно, каждый день приёмы, приёмы. Он там всех духами французскими поливает и водкой!
Ну, так что? Мне за тобой заехать или ты заедешь?
А! Твой водитель в отпуске? Ну, хорошо, давай я за тобой заеду к 11-ти. Пока.
Отключается, набирает новый номер телефона.

- Викуся, привет! Слушай, ты мне сегодня снилась! Да, вдвоём. Значит так, мы идём с тобой, нас снимают. Не…- Смеётся. — В клипе в твоём снимают, на камеру. ? тут у меня каблук ломается, представляешь?
К чему бы это? Не знаю. Что? В машине? А ну пока, пока, потом поговорим.

Набирает новый номер телефон.

- Мила, привет! Ты что делаешь? Да? Да ты что? Как бросил? Совсем? Вот Юлька скотина, я от неё не ожидала. На чужое позарилась. Конечно, ты же помнишь, как она перед твоим у Матвея на юбилее выплясывала, и глазки ему строила? Я ещё тогда заметила. Да!
А он хоть оставил тебе что? Ну, квартира- это уже кое-что.
Денег нет? Что совсем ничего не оставил? А мало…Вот кобель. Да ты не плачь, что-нибудь придумаем. Найдём тебе кого-то, богатенького. Да, все они козлы, согласна. Но и без них видишь нельзя никак. Ну, ладно — пока. Я позвоню тебе ещё сегодня.

Амалия встает с постели, подходит к трюмо, смотрит на себя в большое зеркало, распахивает свой халат, освобождает от полотенца мокрые волосы, гладит себя по высокой голой груди, тугим бедрам, несколько раз поворачивается к зеркалу голой попой и с чувством собственного удовлетворения смотрит на себя в зеркало.

Удовлетворившись увиденным, Амалия запахивает халат, подвязывается поясом.

Взгляд скользнул по золотым обоям, которые заказывали в Эмиратах, хрустальной люстре, которую за 50 тыс. Евро специально для них привезли из ?талии. Подошла к резному ручной работы комоду, купленному за большие деньги у знакомого антиквара, выдвинула ящик, достала дорогое кружевное бельё красного цвета, надела его.
- Ну и что, что я его не люблю? ? он меня … наверно, тоже. Зато у меня всё есть. Что мне до этой любви?- Сказала она сама себе.

Тут её женская память вернула ей недавний эпизод, когда на одной из светских вечеринок её пригласил потанцевать высокий, стройный и симпатичный молодой человек. У него были красивые, крепкие руки, которыми он нежно обнимал её в танце за талию. Его голос звучал низким тембром, по-мужски, где-то над ней, окутывая её невидимой пеленой, и, вызывая внутри её, внизу её живота то томное чувство, которое знает каждая женщина. Она вложила ему свой номер телефона в его ладонь, когда они прощались, но он почему-то не позвонил.
Амалия грустно вздохнула и погнала прочь от себя эти воспоминания.

 

Владимир чистит в ванной зубы, затем бреется «станком» со сменным лезвием.

Катя, убирает посуду со стола, быстро моет тарелку под струёй воды в мойке, спрашивает громко Владимира.

- Ты будешь сегодня на работу с собой кушать брать?

Владимир отвечает из ванной.

- Нет, сегодня с шефом едем в другой город заключать договора на его машине, заедем по трассе заправиться бензином на заправку, там и покушаем в кафе. Шеф обещал командировочные дать, их хватит на обед, мы там уже были, там недорого.

Катя, сама себе.

- Ну, хорошо. – ? себе говорит.- А я себе возьму сегодня покушать. Пару огурчиков небольших, хлеба, яичко сварю, а на работе сосисок куплю себе на обед.

Ставит на газовую плиту вариться куриное яйцо в небольшой кастрюле.

Владимир выходит из ванной.

- Я одеваюсь, и буду уже выходить. Ты со мной, тебя ждать?

Катя.

- Нет, не жди, я сегодня немного позже выйду, собирайся.

Катя, быстро помыв посуду от завтрака, также пошла в ванную — почистить зубы после еды. Почистив зубы, вышла в комнату, сделала тише радио, подошла к трюмо и, смотря в зеркало, стала наносить косметику на лицо. Владимир, одевшись в синие джинсы и рубашку с коротким рукавом, взяв свой небольшой портфель с документами, мобильный телефон, ключи от квартиры, подошёл сзади к Кате, поцеловал её в щеку.

- Ну, я побежал.

Катя, улыбаясь ему в зеркало.

- Пока. Будь осторожен там. Хорошо?

Владимир, обуваясь у выхода.

- Хорошо, хорошо, не волнуйся. Я позвоню тебе в середине дня.

 

Амалия зашла в гостиную, подошла к барной стойке, достала из высокого холодильника сыр, ветчину, майонез. Потом, немного подумав, поставила майонез обратно в холодильник. Достала из хлебницы белый батон. Включила кофеварку. Нарезала на доске ветчину, сыр и батон, сделала бутерброды. Налила в чашку кофе.

Подумала про себя:

- Зря отпустили на сегодня Варю. Сестра её не умрёт в больнице, потерпит, а мне теперь самой завтрак готовить для себя. Надо было в «Велюр» завтракать поехать, но тогда бы я к Машке не успела.

С этими мыслями Амалия допила кофе и вышла в спальню, оставив на барной стойке немытую чашку с кофе и недоеденный бутерброд.

Села у трюмо, стала наносить косметику на лицо.

Через полчаса, наложив косметику, Амалия встала и прошла в свою гардеробную. Открыла свой раздвижной шкаф-купе, пробежала взглядом по сотне платьев, жакетам, брюкам, развешенным на плечиках, множеству пар обуви, стоявшей на полках, выбирая себе наряд на сегодняшний день.

Пересмотрев несколько легких платьев, остановилась на пёстром, «воздушном», с яркими клиньями желтого, оранжевого и красного, на тонких бретельках. С дальней полки выбрала золотистые открытые босоножки на высокой шпильке.
Подошла к трюмо и выбрала себе из шкатулки серёжки, кулон с цепочкой под цвет платья, четыре крупных кольца, бриллиантовый браслет.

Сняв халат и, одевшись в платье, надев серёжки, кулон, кольца и браслет, переобувшись в выбранные босоножки, взяв свою сумочку «Prada», положив туда свою косметичку, берёт свой блестящий мобильный телефон, оставленную Виктором на столе кредитку и выходит в гостиную.

Подходит к зеркалу, смотрит на своё отражение, звонит по мобильному телефону:

- Ало, Серёжа, ты на месте? Да. Ну, давай подъезжай к входу, поедем.

Выходит из дома, не выключая нигде свет.

 

Катя, закончив наносить макияж, идёт на кухню, выключает газовую плиту, вынимает из кастрюли большой ложкой куриное яйцо и перекладывает его в пластмассовый сиреневый ковшик с холодной водой. Затем достает из холодильника огурцы, выбирает два небольших, моет их у мойки, вытирает кухонным полотенцем и прячет в небольшой полиэтиленовый кулёк, затем кладет на кухонный стол.

Берёт булку хлеба, отрезает две небольшие скибки хлеба, прячет в полиэтиленовый кулёк, достает из ковшика вареное куриное яйцо, вытирает полотенцем и также кладет на стол. Затем идёт в комнату и переодевается.

Снимает свой лёгкий халат, вешает его в шкаф, берёт с полки шкафа белый лифчик, одевает его. Берёт с полки трюмо женский дезодорант, распыляет себе под руки, ставит дезодорант на место. Затем надевает на себя светлую лёгкую женскую рубашку с коротким рукавом, надевает летние штаны серого цвета, поправляет рубашку, смотря на своё отражение в зеркало, встроенное в дверь шкафа. Берёт расческу, расчесывает свои волосы, затем прячет расческу в свою косметичку.

Достает  с трюмо небольшую шкатулку, вынимает из неё и надевает небольшие золотые серёжки в уши и небольшое золотое обручальное колечко на правую руку. Берёт с журнального столика свой мобильный телефон, прячет его в свою небольшую женскую сумку. Потом кладёт в сумку и свою косметичку, берёт сумку в одну руку, другой выключает свет, выходит в кухню.

Там прячет в  сумку приготовленные огурцы, хлеб и яйцо, идёт к выходу из квартиры. Включает свет в коридоре, одевает простые женские светлые босоножки, смотрит ещё раз на себя в зеркало у выхода, выключает свет, берёт с тумбочки ключи от квартиры и выходит.

Антракт.

Действие 2.

Вечер.

На часах около семи вечера.

Те же декорации.

 Амалия входит в дом, разговаривая по мобильному телефону.

- Маша, а ты видела, как он на меня смотрел?? Мне казалось, что он меня прямо разденет взглядом! Да! – Смеётся, весело хохоча.- Да ты что? Зачем он мне нужен стриптизёр хренов? Что я с ним буду делать? Ну разве что?..Ха-ха-ха!! (Смеётся.)
Да развлечься всегда можно, мой –то такой козёл. Да! Да, достал уже! Как «нажрётся», так и лезет ко мне со своей противной пьяной рожей…Фу-у-у. Надоел.

Амалия проходит в гостиную, бросает свою сумочку на диван, берёт пульт от телевизора, включает развлекательный музыкальный канал. Затем садится в кресло, всё ещё разговаривая по телефону, забрасывает свои ноги в босоножках на подлокотник кресла.

- А ты видела, какие у него ягодицы? Ой, умора! Он как повернулся, так я чуть не уписалась сразу! Да! Чуть не уписалась, представляешь!!- Снова заливается смехом. – А ты-то? А ты? Как «Хиросиму» выпила, так глазки заблестели, заблестели. Видела я, как ты на того черненько смотрела.
На беленького?? Да? Ну, какая разница – черненький, беленький, они все на одно лицо, на переднее!! — Снова «заливается» смехом.
Слушай, а твой-то дома уже? Нет. ? моего ещё нет. Ага, опять на приеме каком-то, наверно, или с проститутками своими «зависает»! Я тут видела недавно одну его…секретутку.
Что ты, что ты? Сплошное «целомудрие», ага! Ещё та сучка!
Что? Твой пришёл? А-а. Ну, пока, до завтра.
Отключается, встает с кресла и идет в спальню.

 

Катя открывает дверь ключом и заходит в свою квартиру. Переобувается у порога в женские тапочки, идет на кухню, выкладывает из своей сумки булку хлеба, пакет кефира, кусок вареной колбасы. Хлеб кладет в хлебницу, а кефир и колбасу в холодильник. Берёт сумку и идет в комнату.

Сумку кладет на стул. ?з сумки вынимает мобильный телефон. Смотрит, не было ли вызовов. Кладет телефон отдельно на компьютерный стол. Подходит к шкафу, достает свой легкий летний халат, переодевается, вешает свою рубашку и штаны на «плечики» и затем вешает «плечики» в шкаф.
Звонит её мобильный телефон. Подходит к компьютерному столу, берёт телефон в руку, отвечает приветливо:

- Привет! Ты где? Скоро будешь. Хорошо, жду, — улыбается.- Так ты через сколько, уже греть ужин или ещё нет? Хорошо, сейчас поставлю, но ты не задерживайся. Жду. ? я тебя целую.

Снова улыбается своим мыслям. Выключает телефон, идёт на кухню.

На кухне достает из холодильника кастрюлю с супом, свежие огурцы, помидоры, головку лука. Зажигает газовую плиту, ставит на слабый огонь кастрюлю с супом. Моет у мойки несколько огурцов и помидоров, берёт нож и начинает их нарезать на деревянной кухонной доске. Нарезав, перекладывает в чистую глубокую миску для салата.

Слышит, как открывается дверь и входит Володя.

Всё откладывает и идёт к входу в квартиру встречать мужа.

- Привет, как дела? – Подходит к Володе и улыбается.

- Да, нормально, съездили с шефом. Правда, на обратной дороге гвоздь в переднее колесо поймали, поэтому, немного задержались.- Говорит Володя, переобувается у порога в свои домашние тапки, подходит к жене, легко обнимает одной рукой и целует её в щёку.

- Как гвоздь поймали? ? что? – ?спуганно говорит Катя.

- Да не боись, мы на малой скорости ехали, слышим, что-то не то и машину почему-то повело вправо. Остановились, смотрим , колесо спущено…
Пришлось менять, хорошо у шефа запаска хорошая.
Он вообще осторожно ездит, не «летает», правила соблюдает.

Володя проходит в комнату, ставит свой портфель с документами на стул.

Катя.

- Не волнуйся. Как же не волноваться? Всякое в дороге может быть, я боюсь. — Говорит Катя и идет за Володей в комнату.

- Ну, что ты распереживалась! Вот сказал тебе, надо было – не говорить. Ты же знаешь, от судьбы – не убежишь, можно и на ровном месте упасть так, что и не поднимешься.- Обнимает Катю двумя руками.- Ну не переживай, глупенькая моя, всё ведь хорошо закончилось.

- Да? Всё хорошо? – Спрашивает Катя Володю и вздыхает.- Ой, что же я стою? Там же у меня суп на плите греется!!

Побежала быстро на кухню.

Володя переодевается в спортивные штаны, футболку, рубашку вешает в шкаф, джинсы вешает на спинку стула у компьютерного стола. ?дет на кухню.

Катя говорит Володе.

- Порежь, пожалуйста, лук для салата. А то я от него всегда плачу.- Берёт тарелки для супа, ставит на стол.

Володя берёт  луковицу, очищает, режет на доске у стола.

- А ты же дуй вот так перед собой, когда лук режешь, я же тебе показывал, тогда и слёзы не бегут.- Улыбается.

- Я дую, а у меня не получается, я не умею. Понимаешь?

- Вот ты смешная. Давай тарелку с салатом.

Володя засыпает лук в миску с салатом, берёт бутылку с подсолнечным маслом, поливает салат маслом, солит и размешивает вилкой. Берёт хлеб в хлебнице и режет его на доске. Садится к столу. Катя нарезает на другой доске колбасу, ставит на газовую плиту сковороду, зажигает огонь и кладет колбасу обжариться в сковороде. Затем достает из холодильника кастрюлю с уже сваренными макаронами, насыпает их в сковороду. Затем наливает уже нагретый суп в тарелки на столе. Садятся ужинать.

- Пока суп покушаем, макароны разогреются. Да? – Говорит Володе.

Володя ест суп и утвердительно кивает.

Катя.

- Слушай, у нас на работе сегодня ещё один прикол был.

У нас в магазин собака стала заходить. Такая большая, умная, с ошейником. Проходит сама сквозь раскрывающиеся двери, подымается к нам на второй этаж, и ложится рядом с Леной, на её отделе. Они сувениры продают. Лежит себе значит, потом погулять сходит, опять придет. Мы её все подкармливать стали. Хорошая такая собака, спокойная, умная, с ошейником. На овчарку похожа.
Может, чья то?.. Мы её Дингой зовем.

А сегодня у них на отделе что-то покупал какой-то местный важный чиновник. Ему надо было подарок выбрать кому-то. Так наша собака как зарычит на него! Представляешь? Встала на лапы, как оскалит зубы на него, как зарычит, что у того чуть кошелёк из рук не выпал. Ни на кого не рычала, а на этого, как зарычит!!

Володя улыбается.

- ? что он, чиновник этот?

- Да как заорет! Представляешь? Уберите собаку —  кричит. Что это такое?! А Динга тогда ещё больше на него рычит, чуть не кидается. Еле мы её удержали за ошейник, чтоб она его не покусала.

Так он, как разорался!! Я Вас закрою! Что это такое?! Почему здесь собаки? Представляешь? А мы Дину увели в сторону, а потом из магазина вывели и говорим, что ничего не знаем, откуда она появилась. Еле его успокоили…

Пришлось Лене ему скидку хорошую сделать. Чинуше этому.

- Ага, такие они, козлы. На шее народной. Лишь бы, что подешевле для себя, да что получше. А на людей им начхать. Суки…- Твёрдо сказал Володя. — Жаль, что его Ваша собака не покусала.

Катя доедает суп, убирает тарелку в мойку, встает к газовой плите, мешает макароны, переворачивает колбасу вилкой.

- Да, смех-смехом, но он же может и проблем наделать. Комиссию какую-нибудь пришлёт в магазин, оправдывайся потом…

Володя доедает суп и отдает пустую тарелку Кате, она также ставит её в мойку. Затем снимает с плиты сковороду, берёт другой рукой металлическую подставку, ставит её на стол, а на неё ставит сковороду.

- Может,  будем со сковороды макароны с колбасой есть?

- Хорошо, давай, со сковороды — говорит Володя.

Едят макароны, колбасу, хлеб и салат.

 

Амалия зашла в спальню, затем переходит в гардеробную. Снимает с руки бриллиантовый браслет, с шеи цепочку с кулоном, кладет в шкатулку на трюмо. Также снимает с себя своё пестрое платье, бросает его небрежно на полку шкафа и, немного подумав, выбирает с полки шкафа черную футболку с короткими рукавами и какой-то надписью впереди на английском языке. Снимает сначала своё красное женское бельё, надевает черные трусики стринги, эту футболку, надевает белые босоножки на высоком каблуке и идет в гостиную. Футболка настолько короткая, что закрывает только ягодицы Амалии.

Берёт с дивана свой мобильный телефон и садится на диван. Берёт пульт от телевизора, делает тише звук. Пульт кладёт рядом с собой. Поджимает под себя ноги и звонит по телефону.

- Викуся, привет ещё раз. Ну как дела? Устала. Вчера прилетела? ? как Лос-Анджелес? Стоит? Как там мальчики? Что? Было некогда? Работала, клип снимали? А шопинг как же? Купила себе что?

Подарки своим. Это хорошо.

Я в прошлом году под Новый год была в Нью-Йорке. Так тоже решила небольшие подарки всем купить. Думаю, порадую подруг. Так представляешь, захожу в магазин, выбираю небольшие сувениры, подарки и говорю им — заверните мне их по отдельности. А они мне – это будет дорого!! Представляешь?
Я им говорю: заверните, у меня есть деньги, а они мне опять – это очень дорого!
Я так распсиховалась, что послала их подальше и пошла в другой магазин. Так там, мне всё завернули без разговоров по отдельности, я расплатилась своей кредиткой спокойно и всё.

Слышится звук подъезжающей к дому машины.

- Ой, Викуся, по моему мой «благоверный» приехал. Давай. Пока, пока, потом договорим. Ага. Пока.

 

Володя.

- Вкусно,- улыбается. – Хорошо летом – помидоры, огурцы, объеденье.

- Да, вкусно. – Отвечает Катя.- Надо на зиму наедаться витаминов, чтобы запас был. Ой, я же кефир купила! Совсем забыла.

Катя встаёт, берёт из холодильника пакет кефира, отрезает край от пакета ножницами, наливает кефир в чашки, ставит на стол.

Володя.

- О, класс! После жары так хорошо кефирчика вечером выпить! Молодец, что купила.- Хвалит Катю и пьёт кефир.

Катя.

- Да мне и самой захотелось кефира. Давно ведь не брали.

Катя также пьёт кефир.

- Ой, у нас же и печенье есть! Да, что я сегодня всё забываю?

Володя, допивая кефир.

- Да, ладно, потом с чаем печенье будем кушать. Я уже допил кефир.

Ставит пустую чашку на стол.

Володя.

- А что сегодня по телевизору? По программе?

- Да вроде на плюсах опять реал-шоу какое-то, а по другому каналу — сериал какой-то опять. Мне всё равно, что смотреть будем, хотела постельное бельё сегодня вечером погладить, высохло уже. Ну, можно это реал-шоу посмотреть, вроде интересней.
Всё равно мы сериал сначала не смотрели.

- Да… ? футбола сегодня по-моему нет. А, давай в ?нтернет что-то новенькое найдём. Может комедию какую-нибудь?

- Комедию? Ну, можно. А что нового?

- Да, сейчас поищу в инете, что-нибудь найду.

- Хорошо. ?щи, что хочешь, мне всё равно, ведь мне ещё бельё гладить надо.

Володя встает, помогает Кате убрать посуду со стола, идет в комнату, включает компьютер.

 

Виктор входит в дом, в гостиную. Он раздраженно разговаривает по мобильному телефону.

- Да, они что там совсем страх потеряли? Мало того, что с вагонов воруют, так ещё и срывают сроки поставки! Семён, скажи им, если вагоны сейчас не уйдут, и они сорвут мне поставку, то я им такой штраф впаяю, они мне пожизненно должны будут. Суки! ? дети ихние должны будут! Ты понял? Так и скажи. Всё езжай на станцию, разбирайся с ними. Давай. Доложишь мне.

Раздраженно отключается, ставит свой небольшой кожаный портфель на стол в гостиной.

Амалия в футболке подходит к Виктору. Обнимает его.

- Дорогой, ну что ты так кричишь? – Прижимается к нему.

Слышит от Виктора запах женских духов и спиртного. Вздыхает и думает про себя: «Опять от него прёт женщинами и водкой».

Говорит Виктору:

- Не нервничай, всё решится.

Виктор всё ещё раздраженно:

- Да твари все, сволочи. Ни хрена делать не умеют, не толкнёшь, никто не пошевелится. Ублюдки.

Амалия снимает с Виктора пиджак.

- Давай свой пиджак, садись на диван, отдохни.

Бросает пиджак на кресло, стоящее рядом.

Виктор, бросает свой телефон также на кресло, второй рукой обнимает Амалию за футболку, затем его рука идёт ниже по её телу, опускается на почти голую попу Амалии. Он крепко прижимает Амалию к себе за попу.

Амалия, игриво, отстраняясь:

- Ну, что ты сразу?

Виктор усаживает Амалию на диван. Опускается сам, оказываясь сверху Амалии.

Одной рукой он начинает активно ласкать её грудь под футболкой, а второй не дает ей встать.

Амалия уже раздраженно:

- Ну, не надо. Ну, зачем ты? Давай позже, милый.

Пытается вырваться и встать.

Виктор уже «заведенный» близостью и голыми ногами Амалии, грубо «сдирает» с неё трусы, не давая ей увернуться. Одной рукой расстегивает свои штаны и наваливается на Амалию. Ничего не говоря, жестко входит в неё и прижимает к дивану. Слышится его учащенное дыхание. Голова Амалии склонена набок, она прикусывает свою нижнюю губу, чтобы не закричать от боли. Глаза её начинают слезиться.

Виктор дышит всё учащенней и …резко останавливается. Немного полежав на Амалии, встает, застегивает штаны, смотрит на Амалию.

- Ты что, опять плачешь? Что за слёзы? Я не понял. Тебе что, что-то не нравится? А? Ты опять за своё??

Амалия отвечает.

- Нет, нет, милый, всё хорошо. Это я от радости. Ты же такой нетерпеливый у меня. Ну, зачем же мы так? На диване? Ведь в постели же так хорошо.- Пытается улыбнуться.

Виктор, раздраженно.

- Ну, извини, ты же сама ко мне почти голой выходишь, вот я и не смог сдержаться.

Амалия встаёт с дивана и идёт в ванную. Виктор провожает её внимательным взглядом.

 

Володя сидит за компьютером. Катя поставила в комнате гладильную доску и гладит бельё.

 

Катя.

- Ну, что там? Нашёл что-нибудь интересное?

Володя, не отрываясь от экрана компьютера.

- Новости читаю. Сейчас поищу фильм какой-нибудь.

Ага, вот какая-то русская комедия новая. Пишут, что Башаров в ней, Панин, Боярская Лиза, ещё кто-то. Посмотрим?

Катя.

- Включай, не понравится, так выключим, я доглажу, и спать будем.- Улыбается.

Володя.

- Хорошо. Давай я чайник поставлю, заварим чаю, а потом включим фильм, будем смотреть кино и чай пить.

?дет на кухню, зажигает газовую плиту, ставит чайник с водой на огонь. Возвращается в комнату, включает фильм на компьютере, ложится на диван смотреть фильм, подкладывает себе под голову небольшую подушку.

 

Звонит мобильный телефон на кресле. Виктор берёт его и включает.

- Да, Семён. Что? Будут стоять ещё сутки? Ремонт. Да это их проблемы, на хрен! Мне нужно, чтобы эти вагоны сегодня ушли. Ты понял? Да хоть по воздуху! Но сегодня они должны уйти. Я с тебя спрошу! С тебя! Ты понял?! Вот и решай! ? не звони сегодня мне больше, завтра доложишь.

Раздраженно отключается. Кладёт телефон на стол, подходит к бару, открывает его дверцу, берёт полную бутылку коньяка, открывает её у барной стойки, наливает в рюмку, выпивает, покачивает головой.

- Вот, суки, коньяк и тот «бодяжат». Не купишь нормального.

Подумав, открывает холодильник и берет в нем открытую бутылку водки, колбасу и сыр. Наливает себе в ту же рюмку водки, режет сыр и колбасу. Выпивает рюмку водки, заедает колбасой, а затем сыром. Удовлетворенно вздыхает.

Выходит Амалия из ванной, уже спокойная, одетая в свой махровый халат, обутая в женские босоножки на невысоком каблуке. Проходит к дивану, подбирает свои трусики, кладёт в карман халата.

Виктор расслабленно садится у барной стойки, наблюдая за ней.

- С лёгким паром!

Амалия подходит к Виктору.

- Ты что? Опять водку пьёшь? Ну, сколько можно? У тебя же сердце.

- Сердце. Какое тут сердце? Все так и ждут, когда же я «кони двину»? Заразы. Выпьешь?

Амалия.

- Ну, налей мне ликера.
Не нервничай. Ты так много работаешь, тебе нужно больше отдыхать.

Берёт рюмку с ликером, садится на высокий стул за барную стойку, выпивает ликер и берёт из вазы шоколадную конфету, чтобы закусить.

Виктор наливает себе ещё одну рюмку водки, резко выпивает и закусывает колбасой.

- Да, надо отдыхать.

Переодевается в мужской халат. ?дёт в ванную, моется,  выходит.

Проходит к середине комнаты, к столу, берёт мобильный телефон, кому-то звонит.

- Ало, ?горь, привет. Как наша охота на субботу, не отменяется. Нет? А кто будет? Хорошо. Да, я обязательно буду. Возьму, хорошо, хорошо. Ну, до встречи.

Отключается.

Амалия  пьет ещё одну рюмку  ликера, сидя у барной стойки.

Виктор берёт со стола пульт от телевизора и включает новостной канал. Садится в кресло возле дивана.

Его телефон опять звонит.

- Да, Лена, здравствуй. Что там с ним опять? С института выгоняют? За прогулы? Да я же им в прошлом году столько бабла отстегнул на ремонт, что новый корпус можно построить. Они что совсем оборзели?- Слушает в телефоне Лену.

- Я бы этого сыночка твоего выпорол бы хорошо. Я в его годы уже деньги зарабатывал, а он всё по клубам, да по бабам шляется. Это и мой сыночек? Хорошо-мой, но ведь ты его воспитывала. Да. Вот и воспитывай его дальше. Учи уму разуму. Я этим профессорам больше ни копейки не дам, хватит. Пусть выгоняют, умней будет. Всё. Всё, не звони мне по этому поводу, своих проблем хватает.

Отключается.

Амалия спрашивает Виктора.

- Что опять с Вадиком проблемы?

Виктор, резко.

- Это тебя не касается. Сделай мне лучше кофе.

Амалия.

- Хорошо, дорогой. Сейчас сделаю.

 

С кухни слышится, как свистит чайник.

Катя, откладывает утюг. Говорит.

- Лежи, я сейчас заварю чаю, принесу.

Уходит.

Возвращается в комнату с подносом, на котором стоит две чашки с налитым чаем, сахарница, блюдце с печеньем и двумя чайными ложечками. Ставит поднос на журнальный столик рядом с диваном.

Володя подымается и садится удобно на диване.

- Вот спасибо, — улыбается. – Чайку попьём.

Катя выключает утюг, садится рядом.

Володя насыпает себе две ложки сахара в чашку.

- Тебе сколько сахара, Катя?

- Да три положи. Что-то сладкого хочется.

Катя смотрит фильм в экране компьютера и берёт печенье.

- Что-то Башаров повзрослел что ли? Не пойму. Какой-то он не такой в этом фильме.

Берёт чашку с чаем. Пьёт чай.

Володя также пьёт чай.

- Ну, он же артист. Не может же быть одинаковым. Он же играет. А Боярская вон и здесь красавица. Молодец, хорошо выглядит.

Катя улыбается.

- А что это ты на неё засмотрелся? А?

Володя, немного смущённо.

- Да ничего я не засмотрелся. Это ты на Башарова засмотрелась…

Улыбаются оба.

Катя.

- Я вот думаю, им же тоже нелегко. Представь, съёмки, съёмки, поездки…

Никакой семейной жизни. Кто-то сказал когда-то: тяжела и неказиста жизнь российского артиста.

Улыбаются.

Володя.

- Да съёмки это хорошо для них. Вот, когда работы нет, негде сниматься, тогда да. Взвоешь…
Актёру ещё что. Он взрослеет, и роли взрослеют, а женщине – актрисе, потеряла красоту, свежесть, всё – съемкам конец. Что тогда?

Катя.

- Ну, они же ещё в театре играют. Пьесы, роли…

Володя улыбается.

- Поклонники…

Катя.

- Слушай, а я вот сегодня днём думала. Что, если нам квартиру свою продать, а купить дом. Я смотрела объявления в газете, сейчас можно, продав однокомнатную квартиру, дом купить. Не хотят в домах жить почему-то у нас в городе. А я вот на выходных заходила к куме поговорить, мы с ней во дворе чай пили, так хорошо…

Володя.

- А что? Давай попробуем, поищем дом. Я не против. Всё равно когда-то однокомнатную продавать, так лучше вместо двух- или трёх- комнатной квартиры дом купить. Конечно, за небольшие деньги будет дом без ремонта, так ремонт сами сделаем. Я буду во дворе зарядку делать, зимой закаляться, а вечерами будем чай пить на веранде в своём дворе.

Улыбается, допивает чай, обнимает Катю за талию.

Катя улыбается.

- Ты чево? Я же чай пью. Сейчас разолью ещё.

Володя убирает руку.

- А ты когда догладишь?

- А что?

- Да, хочется уже лечь. – Улыбается.

Катя.

- Ну, мне немного осталось. Сейчас доглажу, минут пятнадцать ещё. Посмотри кино пока. А потом будем спать.- Добавляет многозначительно.

- Хорошо. – Соглашается Володя.

 

Амалия включает электрическую кофеварку. Пока готовится кофе, ест ещё одну конфету. Наливает кофе в чашку. Кладет две ложки сахара и несёт Виктору.

Виктор, захмелев, дремает в кресле.

Амалия ставит кофе рядом на столик, легко трогает Виктора за руку.

- Милый, твой кофе.

Виктор просыпается.

- Хорошо, пусть постоит. – ? засыпает в кресле опять. Начинает легко посапывать носом.

Амалия отходит к барной стойке, наливает и себе в чашку кофе.

Пьёт кофе с конфетой и думает: «Вот скотина, придет на «ножах», трахнет, а потом нажрётся водки и спит. Козёл».

Вздыхает по-женски. Думает дальше.
«Надо завтра опять к Наде в СПА – салон сходить, смыть с себя всё. ? не деться от него никуда, его деньги. Вот бы забрать их у него и уехать куда-нибудь подальше. Но куда уедешь? Найдут ведь».

Допивает кофе и уходит в спальню.

 

Катя доглаживает бельё. Говорит Володе.

- Володя, помоги мне убрать гладильную доску, пожалуйста.

Володя встает с дивана, складывает доску, ставит её в угол комнаты.

Катя убирает поглаженное постельное бельё в шкаф, на полку. Спрашивает Володю.

- Ну, что? Ещё посмотрим фильм или будем спать?

Володя.

- Да, фильм можно и потом досмотреть. Так себе кино, не очень интересное. Давай спать.

Катя.

- Ну, тогда ещё можешь посмотреть немного, а я пойду, помоюсь и будем ложиться.

?дет в ванную мыться. Через десять минут возвращается в своём халатике.

- Ну, выключай компьютер, будем стелиться.- Улыбается Володе.

Володя выключает компьютер, затем вытягивает электрическую вилку переноски из розетки. Достаёт из-под сиденья дивана постельное бельё. Катя застилает диван постельным бельём, тонким одеялом.

Володя идёт в туалет.

Катя берёт из шкафа светлую шелковую рубашку на тонких бретельках, снимает халат, кладёт халат на кресло рядом с диваном, надевает эту шелковую рубашку и ложится в постель, накрывается лёгким летним одеялом.

Володя возвращается, также раздевается, выключает свет в комнате и ложится к Кате.

Поворачивается на правый бок, обнимает Катю левой рукой.

Катя, игриво.

- Ой, у тебя руки холодные опять.

Володя.

- Сейчас согрею,это я  руки мыл холодной водой, вот они и холодные.

Поворачивается на спину, вытягивает над одеялом руки. Энергично потирает ладошка об ладошку.

- Сейчас нагрею.

Затем прячет руки под одеяло, поворачивается к Кате, обнимает её за спину, чувствуя под рукой её тонкую женскую шелковую рубашку.

- Вот сейчас тебе спинку поглажу, руки и нагреются.

Катя крепко прижимается к Володе, обнимая его своей правой рукой. Головой упирается Володе в плечо.

- Вот я бы так прижалась к тебе и лежала бы всё время. Так хорошо.

Володя улыбается.

- Ну, лежи. А я пока руки нагрею.

Обнимает её крепче одной рукой, гладит её какое-то время по спине, затем переходит ниже талии.

Катя улыбается.

- Куда?

Володя.

- А что ещё холодные?

- Нет, уже нагрелись. – Улыбается Катя.

Целуются в губы. Целуются долго. Накрываются тонким одеялом с головой.

Катя.

- Мы, как в шалаше.

Володя.

- Ага.

Целует Катю в лицо, в грудь, в шею, одной рукой ласкает её бёдра. Потом ласкает её голую грудь под рубашкой. Вновь целует в губы. Целует её  грудь.

- Ты моя хорошая. – Говорит.- Ты моя красавица.

Катя — тихо.

- Ну, куда ты? Куда? – Ложится на спину. Придерживает одеяло на Володе.

Володя продолжает её целовать, ласкает одной рукой ноги и бёдра.

Катя обнимает Володю двумя руками и крепко прижимается к нему.

 

Амалия сидит у трюмо. Рассматривает в зеркало своё лицо. Снимает макияж с лица, снимает серёжки, кольца. Вздыхает, откладывает зеркало на столик, встает. ?дет в гостиную, смотрит на Виктора. Тот спит в кресле, громко посапывая носом. Телевизор передает новости. На столике стоит нетронутая чашка кофе.

Амалия возвращается в спальню, переходит в гардеробную, снимает халат, надевает лёгкую чёрную шелковую короткую женскую рубашку, трусики, идет в спальню, тушит свет и тихо ложится в постель.

 

Володя целует Катю в губы, в шею, в грудь. Осторожно ложится на Катю сверху, она обхватывает его ногами за спину. Они любят друг-друга…

После, Володя ложится рядом на спину,а Катя поворачивается к нему лицом и кладёт свою голову ему на плечо, Володя обнимает её одной рукой за плечи. Он нежно целует её в лицо, случайно попадая ей в нос. О на улыбается.

- Ой, ты чего?

- Хорошая моя. — Говорит Володя и нежно гладит Катино плечо своей рукой.

- Обними меня. — Говорит Катя, засыпая.

Они обнимают друг друга и так засыпают.

 

ЗАНАВЕС

18 мая 2012г.

©Андрей Зацепин .

Первая публикация в интернет-журнале «Солист».